1930-е гг.

Датой создания Сибирского финансово-экономического института принято считать 11 августа 1930 г., когда было подписано Постановление СНК СССР № 305 о его организации на базе факультета местного хозяйства и права (в разные годы он назывался по-разному) Иркутского государственного университета. За счет перевода студентов из университета первый выпуск СФЭИ состоялся уже в конце 1930/31 уч. г. – семнадцать молодых специалистов. В свидетельства выпускников первых двух лет были включены предметы, пройденные ими в университете и мало соответствовавшие профилю финансового института. Например – «Этнография туземных народов Сибири», «История хозяйственного быта России и Западной Европы», «Государственное право», «Общая теория права», «Хозяйственное право», «Административное право».

Одной из самых сложных задач для института в 1930-х гг. было выполнение плана набора и недопущение большого отсева в течение учебного года. Число принимаемых и число оставлявших вуз студентов на протяжении одного и того же года нередко было почти одинаковым. Например, в первый же год работы отсев составил 30 человек, в 1933/34 уч. г. – 77, в 1936/37 уч. г. – 98.

Мероприятия по набору в СФЭИ назывались «компанией по вербовке студентов». Они включали: публикацию объявлений, рассылку информационных писем, работу на местах. Объявления выходили в газетах: «Восточно-Сибирская Правда», «Красная Звезда», «Советская Сибирь», «Тихоокеанская звезда», «Тревога». Кроме этого в расширенной редакции их передавали по радио в Иркутске, Новосибирске и Хабаровске. В компании принимали участие местные (краевые и областные) финансово-кредитные учреждения, комитеты ВКП(б) и Комсомола. Институт направлял им информационные письма, которые содержали: описание условий приема, сведения о квалификации получаемой выпускниками, сведения, касавшиеся учебы, и в приложении – разверстку мест предоставляемых каждому краю и области, обслуживавшихся институтом. Например, по разверстке на 1933 г. в СФЭИ должно было поступить: пятьдесят человек из Восточной Сибири, сорок из Западной, столько же из Дальневосточного края по пятнадцать из Якутии и Бурят-Монголии, по десять из Хакассии и Ойратии. ЦК ВКП(б) и ВЛКСМ, Комитет национальностей при Народном комиссариате просвещения бронировали места для представителей партийных и комсомольский организаций и национальных меньшинств.

В «вербовочной компании» участвовали не только преподаватели, но и студенты, из числа которых выбирали специальных уполномоченных для работы в краевых и областных центрах. Так, в 1932 г. студенты были посланы в Новосибирск, Барнаул, Читу и Черемхово. Один из них привез из Читы шесть заявлений о приеме в институт. Студенты, уезжавшие на каникулы, получали от дирекции и общественных организаций института задания по вербовке абитуриентов там, где они их проводили. Те, кто отправлялся на практику или выполнял общественные поручения, также участвовали в компании. Например весной 1932 г. семьдесят студентов, мобилизованных Краевым комитетом ВКП(б) для работы по сбору средств в районах Восточно-Сибирского края, занимались на местах вербовочной работой. Перед каждым было поставлено условие, завербовать не менее одного человека.

Несмотря на эти мероприятия Сибирский финансово-экономический институт не смог бы выполнять план набора без рабочего факультета (сокращенно Рабфака) и подготовительных курсов, через которые в него поступало примерно пятьдесят процентов студентов. Рабфак был открыт через полгода после создания института (в марте 1931 г.) и действовал в качестве подготовительной школы. На первом курсе студенты этого факультета изучали только общеобразовательные предметы – русский язык, математику, биологию, физику, географию, историю классовой борьбы. Со второго курса к ним присоединялись специальные дисциплины – политэкономия, экономическая география, основы социального учета. На рабфаке действовали дневное (срок обучения три года) и вечернее (срок обучения четыре года) отделения. Большая часть обучавшихся здесь студентов были беспартийными, по социальному происхождению колхозники или рабочие (количество мужчин и женщин было примерно одинаковым). Количество рабфаковцев превышало количество студентов института. Например, в 1931 г. на этом факультете обучалось 337 человек, в 1933 г. – 387, в 1935 г. – 496. Несмотря на это, из-за большого отсева примерно половина выпускников этого факультета поступала в СФЭИ. Так, в 1936 г. из 117 человек окончивших дневное отделение – 69 было принято в институт, 26 исключены как не выдержавшие испытания, 8 поступили в военную школу, 2 были переведены в другие учебные заведения, 12 не явились на вступительные экзамены.

В январе 1932 г. были организованы подготовительные курсы со сроком обучения два месяца на двух отделениях – дневном и вечернем, (позднее были открыты шестимесячные курсы). На протяжении указанного периода они действовали не только в Иркутске, но и в Бийске, Владивостоке, Новосибирске, Красноярске. Осенью 1932/33 уч. г. в институт было принято 230 человек, из них 63 студента с рабфака и 43 учащихся – с подготовительных курсов.

Сибирский финансово-экономический институт подчинялся Народному комиссариату финансов СССР. Продолжительность обучения до 1934 г. составляла три года, после – четыре года. В институте действовали два отделения – финансовое и кредитное, студентов готовили по финансово-экономической специальности.

План приема в начале десятилетия составлял 120 человек. После открытия в 1932 г. вечернего отделения он увеличился до 180 чел. (120 – дневное и 60 – вечернее). В 1933/34 уч. г. вечернее отделение упразднили, однако, план набора вырос, и на следующий учебный год он составил 210 человек. Соответственно увеличилось количество студентов. В 1931 г. в институте обучалось 156 человек, в 1933 г. – 335, в 1935 г. – 289, в 1937 г. – 524. В 1930-х гг. набор производился три раза в год: осенью, зимой и весной. Соответственно время начала занятий было тоже разным. За счет этого упразднение или создание нового подразделения оказывало влияние на весь ход учебного процесса. Например, после закрытия вечернего отделения оказалось, что все студенты дневного отделения набора 1931 г., начавшие учиться на третьем курсе с сентября, прослушали курс «Хозяйственно-финансового права», а студенты весеннего приема 1932 г. и вечернего приема в октябре 1931 г. не слушали этот курс, но прошли курс физики, которого не было у студентов дневного отделения набора 1931 г.

В указанный период институт был зарегистрирован по адресу ул. Ленина, д. 15/17 (часто в документах указывали две улицы Ленина – Карла Маркса), тел. 1-62. В 1932/33 уч. г. учебный аудиторный фонд СФЭИ включал семнадцать аудиторий рассчитанных каждая в среднем на тридцать человек и читальный зал на двести человек. В приложении к отчету за второй семестр 1933/34 уч. г. директор института отмечал, что количество аудиторий было достаточным и их состояние лучше, в сравнении с первым полугодием – нормальная температура, достаточно света, отсутствие дыма. Там же говорилось что «борьба за чистоту и культурный порядок в аудиториях института и Рабфака» давала лишь слабые положительные результаты.

В начале 1930-х гг. общежитие института располагалось в нескольких зданиях: в учебном корпусе ул. Ленина, 15/17; по адресу ул. Ленина № 50 (989 кв. м.), в подвальном этаже этого же здания (246 кв. м.) и во флигеле (106 кв. м.); по ул. М. Блиновская (или Колхозная) № 25/41 (338 кв. м.); в здании на углу ул. К. Маркса и Ленина № 14/54 (131 кв. м.); по ул. Ленина № 13 (85 кв. м.); в доме № 15 (377 кв. м.); по ул. 5 Армии № 93 (60 кв. м.). В общежитии жили студенты института и Рабфака, а также учащиеся подготовительных курсов. Многие из них с семьями.

С первых лет работы институт заботился о быте своих преподавателей и студентов. В 1932 г. в подвальном помещении общежития по ул. Ленина № 50 был создан буфет, где (периодически) готовили и продавали обеды и ужины. С октября по январь институт закупал продукты (мясо, селедку, колбасу, конфеты, печенье, масло, картофель, овощи) и промышленные товары. На питание каждого студента дневных групп в 1933 г. требовалось – 50 коп., для студентов дневных групп Рабфака один рубль. В 1932 г. сорок восемь человек были отправлены на курорты и сорок пять человек в дома отдыха. Почти для половины студентов института и рабфака в этот период были выписаны специальные льготные удостоверения на проезд по железной дороге. Во время эпидемии сыпного тифа вузом был организован карантин в специально отведенном помещении, через которое пропустили двадцать семь больных, им выдавали горячее питание и молоко.

Для получения стипендии студенты подавали заявления примерно такого содержания: «Прошу зачислить меня на стипендию, так как я нахожусь на своем иждивении в виду того, что родители помогать мне не могут. Отец получает зар. плату 220 руб. Число членов семьи 5 чел.» (Из заявления студентки первого курса Шерстневой А.С. от 17. 09. 1935 г.) В 1932 г. в институте была введена дифференцированная выплата стипендий, подразделявшихся на три категории: по первой выдавали – 50 руб., по второй – 60 руб., по третьей – 70 руб. Стипендии больше ста рублей получали студенты, командированные в вуз ЦК ВКП(б). Самой большой стипендией, выдававшейся в 1930-х гг. в СФЭИ, была именная стипендия М. Горького – 225 руб., которую учредили в ознаменование сорокалетнего юбилея литературной и общественной деятельности писателя. Эту стипендию присуждали также в Московском, Ленинградском, Ростовском, Ср.- Азиатском, Казанском и Саратовском финансово-экономических институтах. Ее могли получать студенты (со второго курса), лучшие по показателям академической успеваемости и общественной работы, особенно если она была связана с публикацией в печатных органах.

В указанный период почти все студенты института и Рабфака, а также учащиеся подготовительных курсов дневной формы обучения и некоторые вечерники получали стипендии. Например, в феврале 1936 г. в институте обучалось 465 человек, стипендию из них получали 447. На дневном отделении рабфака обучалось 247 человек, все они были стипендиатами. На дневных курсах в Иркутске и других городах обучалось 144 человека, 112 получали стипендии. Уменьшение или задержка выплат приводили к увеличению отсева студентов. Например, когда в 1932 г. студентам рабфака уменьшили стипендии на первом курсе на 50%, а на втором и на третьем курсах на 75 %, в течение года с дневного отделения этого факультета ушло 158 человек.

В 1932 г. в институте работал двадцать один преподаватель: экономических дисциплин, математики, иностранного языка, бухгалтерского учета, истории ВКП(б) и ленинизма, диалектического материализма и истории классовой борьбы, хозяйственно-трудового права, физкультуры. В 1933 г. их количество увеличилось до двадцати четырех человек, из них двое были профессорами, тринадцать – доцентами, семь – ассистентами и двое – преподавателями.

В 1930-х гг. в вузе работали П.А. Альков (председатель профкома), К.П. Абросенко (доцент, зав. каф. марксизма-ленинизма), В.М. Бузырев (доцент, зав. кафедрой экономики промышленности, секретарь парт. комитета), М.Ф. Брик (доцент), П.Ф. Бунин (доцент), В.М. Баранов (секретарь бюро ВКП(б)), Н.В. Барановский (ассистент), Л.И. Божно (преподаватель), В.П. Багрянцев (военрук), И.А. Гунг (преподаватель), В.А. Зайденварг (канд. эк. наук), Л.А. Кадышев (доцент, зав. кафедрой денег и кредита), Н.А. Косаков (профессор), И.Д. Литвинов (зам. дир. по адм.- хоз. части), Г.А. Кутузов (преподаватель), Н.Н. Маркадеев (доцент), Миронов (доцент), Найдин (доцент), Н.А. Новоселов (доцент, канд. геогр. наук), Ф.И. Панов (директор института), М.Д. Подшивалов (доцент), А.П. Петров (профессор), Г.С. Протопопов (руководитель курса госдоходов), М.М. Рыбаков (доцент зав. каф. финансов), Д.Я. Райхбаум (доцент), А.В. Сергеев (рук. курса госбюджета), Серебренников (зав. каф.), П.М. Серебровский (преподаватель), Е.А. Симонова (ассистент), Н.А. Скачков (секретарь комитета ВЛКСМ), М.Ф. Скуратова (гл. бух.), И.Г. Старичков (зав. каф. учета и анализа), П.К. Соколов (ассистент), Н.И. Таланин (доцент зав. каф. статистики), А.А. Трофименко (ассистент), Фомкин (председатель профкома), Б.Б. Черепахин (профессор), П.Е. Шашин (ассистент), В.Н. Шерстобоев (доцент), А.Ф. Шеин (преподаватель), С.В. Шостакович (доцент), К.И. Шутило (доцент), Б.Д. Эмеров (зам. дир. по уч. и науч. работе)

Вступительные экзамены в институт включали экзамены: по русскому языку (письменно), грамматике, литературе, политграмоте, математике, физике, химии, географии и иностранному языку. В зависимости от успеваемости студентов разделяли на четыре разряда: 1) нормальная успеваемость, 2) повышенная, 3) высокая, 4) неуспевающие. На педагогических совещаниях практиковалось поименное обсуждение каждого из них. Например, в протоколе от 2 ноября 1933 г. говорилось: «Павлову – повысить знания по русскому языку… Обзаеву – повысить знания по русскому языку и ликвидировать задолженность по советскому строительству к 13 ноября. Ивановой – дать испытательный срок до 1 декабря для повышения знаний по математике. Если повышения знаний по математике к 1 декабря не будет, то т. Иванова будет отчислена».

Отчисление за неуспеваемость было одной из причины отсева студентов. Другой – нарушение внутреннего распорядка и хулиганство. Также студенты уходили из вуза по семейным обстоятельствам, в связи с переходом в военную школу, или по заданию партийной или комсомольской организациями на другую работу, в финансовые вузы других городов. Например, в 1933 г. восемь студентов СФЭИ были переведены в Московский, Ленинградский, Казанский, Саратовский и Хабаровский финансовые институты. Отчисление происходило по болезни, смерти или из-за утраты связи с вузом (в 1930-х гг. это называлось дезертирством). Последнее являлось самой распространенной причиной отсева. С середины десятилетия появилась формулировка – «чуждый элемент». В 1936/37 уч. г. два студента были отчислены за связь с врагами народа, в том же году четыре студента арестованы органами НКВД.

Согласно данным середины десятилетия большинство студентов вуза были беспартийными, по социальному происхождению рабочими или служащими, в возрасте от 18 до 23 лет. Мужчин среди них было больше, чем женщин. Ежегодный выпуск института в 1930-х гг. был неравномерным: в 1931 г. – 17 человек, в 1932 г. – 12, в 1933 г. – 86, в 1934 г. – выпускников не было, в 1935 г. – 60, в 1936 г. – 34.

По окончании института каждый выпускник получал краткую характеристику. Например: «Толсторуков А.В. Академические дисциплины усваивает вполне удовлетворительно. За проявление оппортунизма исключен из ВЛКСМ. Трудовая дисциплина хорошая. В общественной работе участвует активно. Благодаря своей активности по академическим занятиям, а также всей дальнейшей работы с 1931 г. рекомендован для использования на ответственной самостоятельной работе. Шлегель А.Х. Теоретические дисциплины усваивает хорошо. Выдвиженец на научную работу. Помощник директора института по административно-хозяйственному сектору. Энергичен. Инициативен. В общественной работе участвует активно (член Президиума В.С. краевого комитета Союза ФБР, пропагандист). Дисциплинирован. Идеологически выдержан. Может быть использован на ответственной руководящей работе. Смолихин В.М. Теоретические дисциплины усваивает удовлетворительно, недисциплинирован. За отказ от общественной работы, за хулиганство и проч. исключен из ВЛКСМ. Может быть использован только под руководством». Сведения о выпускниках также содержали информацию о социальном происхождении, семейном положении, стаже работы. Например: «1909 года рождения, член ВЛКСМ, рабочий, стаж работы до вуза – ремонтный рабочий на станции Мурино, профессиональный стаж с 1928 г., не служивший в армии, холост, русский, финансовое отделение, Дальневосточное Крайфу (краевое финансовое управление)». Последним пунктом было пожелание о будущем месте работы. Несмотря на пожелания, планы нередко нарушались. Например, в 1932 г. в связи с организацией специальных банков – Всекобанков и Сельскохозяйственных банков Сектор кадров Народного комиссариата финансов предложил направить пять выпускников для работы в этих учреждениях.

Так как местные финансовые органы крайне нуждались в работниках, многие студенты СФЭИ зачислялись в штат в период прохождения ими на третьем курсе производственной практики. Например, в 1933 г. А.Я. Качаев во время прохождения практики был назначен заместителем управляющего Соцзембанком («с окладом ответственного работника, нулевым распредом и литерной столовой»). В специалистах нуждался и институт. Лучшие студенты оставлялись для работы в вузе. Выпускниками 1930-х гг. были например Новоселов Николай Александрович – заведующий кафедрой экономической географии, Зенков Николай Феоктистович – помощник директора СФЭИ по кадрам, Литвинов Иван Дмитриевич – помощник директора по АХЧ, Никольский Василий Дмитриевич – главный бухгалтер института.

Первый выпуск собственно СФЭИ состоялся в 1933 г. – 86 человек. По распределению НКФ СССР выпускники были направлены в Бурят-Монголию, Якутию, Восточную и Западную Сибирь, Уральскую область, Казахстан, в Москву и на Северный Кавказ. На должности экономистов в областных сберегательных кассах, региональных отделений Госбанка, краевых финансовых управлений, инспекторов ревизоров, методистов или начальников секторов этих управлений, экономистов городских и окружных финансовых отделов (Горфо и Окрфо), экономистов различных банков (Всекобанка, Комбанка, Соцзембанка, Промбанка, Цекомбанка), краевых и областных управлений Сберкасс.

Восемь человек этого выпуска сразу заняли руководящие должности. Например, Иванов В.П. стал управляющим конторой Госбанка Таймырского округа, Абрамов П.И. – заместителем управляющего Красноярского отделения Госбанка, Шлегель А.Х – заместителем заведующего Краевого финансового управления. Пять выпускников 1933 г. были распределены в Москву для работы в Народном комиссариате финансов, одна выпускница направлена в столицу для работы в Госбанке.