М.И. Литвинова МОЯ ЖИЗНЬ В ИНСТИТУТЕ
(Воспоминания)

Воспоминания!!! Слово емкое. Оно, несомненно, связывает нас с прошлым, уводит в далекие времена, полные разных событий, дорогих нашему сердцу. Писать воспоминания нелегко. Особенно, когда они относятся к прекрасной поре - детству.

Мое детство было радостным. Я росла в семье, в которой было трое детей (брат Октябрин, сестра Нина и я) и чудесные родители, создававшие удивительную атмосферу любви, понимания, уюта. Понятие «дом» живет не только в моем сознании, но и в реальности. Это место, где тебе хорошо, где ты всегда в безопасности.

Вторым моим домом стал финансово-экономический институт. Он вошел в мою жизнь, когда мне было около пяти лет, и таковым является до сих пор, несмотря на изменения, происходящие с его названиями и содержанием деятельности.

Мой отец, Литвинов Иван Дмитриевич, работал в институте заместителем директора по административно-хозяйственной части с 1930 по 1940 год и именно он был одним из первых, кто создавал и строил институт.

Мне кажется, что мы, дети, были участниками этого процесса. Мы постоянно бывали в институте, мы представляли коллектив детей его сотрудников. Дружили, вместе интересно проводили время в стенах института и вне его, участвуя в многочисленных мероприятиях, кружках, праздниках, организованных специально для нас, вместе просматривали фильмы в актовом зале института. Особенно запомнились елки с представлениями и подарками.

Но главное, что сохранила память тех лет, - это люди. Навсегда в сердце дядя Паша (Романько) - так мы его называли: шофер, который работал у отца; Вася (для всех он был просто Вася) Щебляков - рабочий, всегда приветливо улыбающийся и даривший радостные минуты общения нам, детям. А детей было много. Дети Павла Федоровича Бунина, директора института, Киприяна Антоновича Эльберта, Бориса Давидовича Эмирова, заведующего учебной частью, Георгия Сергеевича Протопопова, заведующего библиотекой, преподавателя, Александра Абрамовича Таубе и многих других.

Что касается моего отца, он был всеобщим любимцем, обладавшим, большими организаторскими способностями. Никто не оставался в стороне, если собирались проводить время на природе, что часто случалось. Как одна дружная семья на полуторке выезжали все на отдых, при этом дети были окружены особой заботой. Поездки на рыбную ловлю, охоту были впечатляющими. Рыба всегда ловилась и ее было много. Большой радости от улова не скрывали ни взрослые, ни дети.

В те годы у института было свое подсобное хозяйство в тридцати километрах от Иркутска. Место сказочное. Несколько летних сезонов мы отдыхали там. Заведующим этого хозяйства был Николай Владимирович Садовский. Человек спокойный и добродушный, хорошо знавший свое дело. Мы дружно жили с детьми работников подсобного хозяйства. Они научили нас полоть грядки, собирать урожай. Вместе ходили в лес, работали на пасеке. Все для нас было ново. Моим особым пристрастием была деревенская баня, которая топилась «по-черному». В баню был протянут желоб от родника, бьющего из-под земли. До сих пор помню вкус воды. Любила топить баню и мыть деревенских ребятишек. Их родители работали на различных участках хозяйства, и ребятишки были предоставлены сами себе. Бегали они грязные, сопливые, почти голые целыми днями на улице. Я отмывала, одевала их и всегда после этого приводила баню в порядок. Смеясь, заведующий хозяйством не раз говорил моей маме, Таисии Венидиктовне, указывая на меня: «Спалит баню». Этого не произошло. Несмотря на малый возраст, я чувствовала ответственность и все делала умело. Подсобное хозяйство было любимым местом отдыха не только детей, но и взрослых, преподавателей и сотрудников института. Атмосфера всегда была доброжелательная, все к нам хорошо относились и часто баловали, угощая, чем-нибудь вкусным.

Подсобное хозяйство являлось большим подспорьем для столовой института, директором которой был А.А. Таубе. Меда, молочных продуктов, мяса (в хозяйстве были и коровы, и свиньи) хватало на весь год. В общем, хозяйство полностью обеспечивало институт собственными продуктами. Заведующей производством была Рая Абрамовна, человек удивительный. Блюда, приготовленные под ее строгим контролем, были очень вкусными. Дети любили ее - добрейшего человека, у которого для нас всегда находился гостинец.

Люди, работавшие в то время в институте, – в моей памяти. Это Павел Клеоникович Соколов, Михаил Михайлович Рыбаков, Павел Федорович Бунин и его очаровательная жена – тетя Кира, Николай Александрович Новоселов, Александр Абрамович Таубе и его жена, Любовь Иосифовна Ротенберг, Лев Александрович Кадышев, Борис Давидович Эмиров, Виктор Александрович Зайденварг, кандидаты экономических наук, преподаватели, Киприян Антонович Эльберт с семьей, семья Газукиных, в которой было трое детей, Георгий Сергеевич Протопопов с женой, тетей Женей и дочерью, Мария Федоровна Скуратова (Магарил), главный бухгалтер, проработавшая на этой должности с 1938 по 1947 год. Сменила ее Валентина Георгиевна Иванникова, которая бессменно занимала этот пост в институте более пятидесяти лет.

Счастливое детство кончилось в 1938 году, когда был арестован мой отец как враг народа. Та страшная ночь никогда не забудется. В доме, в котором мы жили, его арестовали последним. Забрали через три дня после возвращения из Москвы, где он находился в командировке. Подробно писать об этом не буду. Все отчетливо помню и до сих пор память о пережитом ужасна. Многие друзья перестали приходить к нам. Жить было не на что так как маму никуда не брали на работу. По сей день благодарны Александру Петровичу Сарычеву, работавшему тогда директором школы №11, который не без участия друзей (которых осталось мало) взял маму комендантом школы. Нас с братом и сестрой тоже перевели в 11 школу, где мы не чувствовали себя ущемленными. Напротив, учителя, очевидно понимавшие обстановку, помогали нам, чем могли. Не говоря уже об Александре Петровиче, который к тому же был уверен, что отца выпустят, о чем он и говорил маме.

И это действительно произошло в 1939 году. Просидел отец в тюрьме год. Знаменитый «Реквием» Анны Ахматовой точно передает то время и состояние людей. Огромные очереди перед маленьким окошечком, в которое принимали передачу, и каждый, стоящий здесь, боялся услышать слова: «Колыма. Десять лет». С нами этого не случилось. Отца выпустили. Он снова вернулся на прежнюю должность в институт. Он прожил после этого только год. На лесной дороге он попал под машину, на которой ехали сотрудники института, возвращаясь с подсобного хозяйства. Случай просто невероятный, и удар от этого известия был невыносимым. Весь институт и, казалось, весь город хоронил отца. Я помню нескончаемый людской поток. Моим единственным желанием было тогда, чтобы это шествие (если можно так выразиться) никогда не кончалось. С тех пор долгие годы я не могла бывать на похоронах и кладбище. И только с уходом мамы, в 80-х годах, это место вечного покоя для всех живущих я стала воспринимать более - менее спокойно.

Снова началась трудная жизнь, все тяжести которой легли на плечи мамы. Суровые испытания не только для нашей семьи, но и для всего советского народа были впереди. В июне 1941 года, находясь в подсобном хозяйстве, я услышала по радио об объявлении войны. Чудовищно страшными оказались все годы войны. Народ жил одним желанием победить и ради этого каждый вносил свой вклад в победу. Не отставали и дети: «со школой» ездили в колхозы, собирали колоски, посещали госпитали, где выступали с концертами перед ранеными. Кстати, я танцевала и на сцене своего института, так как здесь также расположился госпиталь. Я вполне осознавала - все это делается для победы. И победа наступила 9 мая 1945 года. Этим чудесным весенним днем народ собрался на площади -ликованиям и радости не было конца. Трудно досталась эта радость - заслуженная, долгожданная, с надеждой на прекрасную жизнь для всего народа, народа удивительного, на чью долю выпало так много испытаний в военные годы и после, когда он восстанавливал разрушенное. Подъем в стране был огромный. Люди самоотверженно трудились повсюду, залечивая раны войны.

Прошло три послевоенных года. Окончив школу, я поступила в Горьковский государственный педагогический институт иностранных языков - второй в Советском Союзе после Московского. Впоследствии перевелась в Иркутский государственный педагогический институт иностранных языков, образованный в 1948 году, (кончила его в 1952 году. После этого три года проработала учителем в школах Усольского района. Вся остальная моя жизнь и деятельность, как и прежде, связана с родным институтом.

В 1955 году я начала работать лаборантом на кафедре иностранных языков Финансово-экономического института с перспективой преподавательской работы. Принял меня на работу Павел Клеоникович Соколов, друг отца. Он производил впечатление сурового, малоразговорчивого человека, но, поработав некоторое время по его просьбе у него секретарем, я убедилась в обратном. Это был коммуникабельный, дисциплинированный, любящий во всем порядок человек, обладавший к тому же потрясающим чувством юмора. Работалось с ним легко.

Кафедрой иностранных языков до 1967 года заведовала Лидия Михайловна Лежанкина, преподаватель с большим стажем. Она хорошо знала английский язык, была человеком спокойным, уравновешенным. Кафедра состояла из преподавателей: Лидии Михайловны, Анны Ильиничны Харченко, Елизаветы Яковлевны Карплюк, Любови Николаевны Чертовских, Натальи Васильевны Богдановой, Эрики Бруновны Функ-Петерсон и Гавриила Малановича Инхеева, преподававшего русский язык монголам. Я быстро вошла в коллектив, сразу же ощутила его теплоту и внимание к себе, еще молодому сотруднику. Параллельно занималась преподавательской работой. Мне дали одну группу первого курса с почасовой оплатой, она и явилась для меня стартовой. Готовилась серьезно и много, чувствуя огромную ответственность за те знания, которые студенты получали от меня. Конечно же поняла необходимость углубления знаний не только языковых, но и общеобразовательных. Поняла, что работа преподавателя требует постоянного совершенствования, ведь главное - быть на уровне времени и интересным для подрастающего поколения, а значит, способствовать расширению его кругозора, углублению его познаний, роль и заслуга преподавателя в этом огромна.

Через два года я стала преподавателем английского языка кафедры иностранных языков и проработала здесь более 30 лет. Мне очень повезло. Через два года меня направили на годичные курсы повышения квалификации в Московский государственный педагогический институт иностранных языков им. М.Тореза. Это была настоящая школа познания того, что стало моей профессией. Учиться у корифеев нашей лингвистической науки - не счастье ли это? Год был трудным. Это был для меня другой, малоизвестный мир. Впервые училась у носителей языка, а также преподавателей, которые работали переводчиками у членов правительства в зарубежных поездках. Разве можно забыть занятия Александра Давидовича Швейцера главного переводчика Д.С. Полянского, члена Политбюро ЦК КПСС, министра сельского хозяйства, в его поездке по Америке. На своих занятиях Александр Давидович, кроме блестящих языковых знаний, давал богатейшую информацию, которую нигде тогда невозможно было получить. Этот период моей жизни действительно особый. Я оказалась в Москве, мною с детства любимом городе, с его стариной, прекрасными памятниками, музеями, театрами, а главное, друзьями! Это ли не чудо? Захотелось охватить все. Но, прежде всего, впитать в себя как можно больше знаний, проникнуться языковой атмосферой, почувствовать прелесть общения на английском языке с людьми, для которых он родной. Вернулась я в институт обогащенная, с огромным желанием все полученное отдать студентам. И так продолжается всю мою жизнь, которую я считаю интересной, наполненной, требующей не останавливаться, а все время брать новые старты, и это - замечательно, это уже навсегда.

С 1955 по 1986 год я проработала со студентами. Работать с молодежью очень ответственно, но и почетно. Мне кажется, что у меня со студентами было полное взаимопонимание. В течение всей работы - ни одного конфликта и ни одной двойки на экзаменах. Главным всегда считала вызвать интерес к предмету, дать студентам максимум знаний и научить работать самостоятельно. И мне приятно осознавать, что среди моих студентов были такие, которые поступили в институт иностранных языков, успешно окончили его, получив вторую специальность. В те времена это было редкостью.

В основном я работала на финансово-экономическом факультете. И, конечно каждый год была куратором. Знать хорошо студента, оказывать ему любую помощь, понять его, стараться делать все, чтобы жизнь его была наполненной, интересной, увлечь его литературой, искусством, театром - задача сложная, но выполнимая. В этом плане удалось многое сделать. А встречи с интересными людьми, устраиваемые мною, думаю надолго им запомнились.

Наша кафедра относилась к финансовому факультету, деканом которого был Петр Иванович Ярыгин. После него эту должность занимали Евгения Николаевна Машукович, Дмитрий Иванович Оглоблин. Долгие годы деканом был Аюржан Аюшиевич Аюшиев – выпускник института, доктор наук, профессор. Со всеми деканами кафедра работала в тесном контакте, оказывая факультету большую помощь.

В институте происходили изменения. Павла Клеониковича Соколова в 1958 году сменил Вениамин Николаевич Должных. При нем в 1965 году институт был переименован в Институт народного хозяйства. Появились новые факультеты, новые кафедры и возможности, расширялась его материально-техническая база. Большая работа в этом направлении была проделана ректором В.Н. Должных, который занимал этот пост до 1971 года, человеком энергичным, деятельным, успешно работавшим на этом посту с Ильей Самуиловичем Шустерзоном, проректором по административной работе. Илья Самуилович был очень беспокойным проректором. Все в институте касалось его и он, мне кажется, успевал везде. Его «вотчиной» были и общежития, за работу которых я одно время отвечала. Надо сказать, студенты побаивались Илью Самуиловича, но уважали его и выполняли все его указания. По чистоте и порядку наши общежития часто занимали первые места среди других вузов. Хорошо работал и студенческий Совет, его вклад был весомым и действенным. На его заседаниях все вопросы, связанные с заселением, проживанием в общежитии и конфликтами, решались самими студентами.

С изменением статуса института наша кафедра стала многочисленной, почти каждый год пополняясь новыми, молодыми преподавателями. Кроме старожилов, на кафедре работали: Эла Николаевна Селищева, Татьяна Павловна Костовская, Эмма Викторовна Либенсон, Клавдия Петровна Смирнова (французский язык), Антонина Филипповна Марковчина, Эмилия Ильинична Толстикова, Ольга Васильев-Немчинова, Валентина Андреевна Тахтеева, Клара Александровна Конникова, Виктория Яковлевна Сергеева, Валерия Сергеевна Непомнящих, Елена Ивановна Сурикова (французский язык), Зоя Петровна Матисон, Ирина Иннокентьевна Савенкова, Маргарита Павловна Назимова, Раиса Михайловна Салина, Светлана Ивановна Руденко, Елена Андреевна Заборская, Екатерина Ивановна Лохова, Ада Григорьевна Коваленко, Карл Эдмундович Кроль, Эльвира Андреевна Лавриненко.

В институте наша кафедра считалась самой молодой и красивой. Но не только этим мы славились. На нас всегда возлагались большие обязанности и мы выполняли все институтские поручения, как постоянные (были членами партбюро факультета, института, профкома, месткома), так и временные, участвуя в избирательных кампаниях, воскресниках, народной дружине, сельскохозяйственных работах и др.

Преподаватели нашей кафедры почти все были кураторами и их вклад в эту работу огромен. Многое делали для облегчения жизни студентов, особенно тех, кто жил далеко от дома. Примеров тому предостаточно и я уверена, что роль куратора былa значимой в решении проблем, с которыми студенты сталкивались. Надо сказать также, что любые поручения каждым выполнялись с большой ответственностью, об этом свидетельствовали получаемые нами грамоты.

Нельзя не отметить большую работу старших преподавателей кафедры, которую они выполняли, помогая тем, кто готовился к поступлению в аспирантуру или к сдаче кандидатского экзамена по иностранному языку. Таких было много. Позднее они успешно защищали кандидатские и докторские диссертации.

Кафедра была дружной не только на работе, но и на отдыхе. Мы часто собирались у кого-нибудь на квартире, вместе интересно проводили время, встречая праздники, отмечая дни рождения.

Сменялись заведующие кафедрой: вместо Лидии Михайловны стала Вера Ивановна Зубова (заведовала кафедрой с 1967 по 1969 год), Веру Ивановну сменила Мария Ивановна Астафьева (1969-1976 гг.), а ее, в свою очередь, - Врисида Дмитриевна Метакса (1976-1995 гг.). Но не менялись мы, оставаясь близкими друг другу, друзьями верными, надежными.

Сент Экзюпери в своем "Маленьком принце" сказал, что самое дорогое в жизни человеческое общение. Я бесконечно благодарна всем, с кем общалась, кто научил меня работать, постоянно совершенствоваться, а таких людей на моем пути было предостаточно.

Я не могу не сказать о комнате 46 на третьем этаже института, ко¬торая была общей преподаватель¬ской всех кафедр в течение 60-70-х годов. Эта комната, сравнительно небольшая, объединяла нас, и мы чувствовали себя единой семьей. Мы все относились друг к другу уважительно, несмотря на звания и заслуги. Для меня это был новый, удивительный мир, отличный от то¬го, в котором я пребывала раньше. Доброжелательность, потребность поделиться знаниями преобладали в нем. Каждый из нас получал массу новой интересной информации, необходимой для работы. Особенно захватывающими были обсуждения прочитанных произведений. Читали все и много. В толстых журналах печаталось то, что каждый жаждал прочитать, и очередь за журналами выстраивалась огромная. В «сорок шестой» делились впечатлениями, учились слушать и при¬шиваться к мнению других. Я очень многому научилась у этих людей и моей благодарности нет предела. В первые годы работы на кафедре я, конечно, чувствовала дистанцию, но желание быть похожей на них знаниями, умением общаться, привлекательными человеческими качествами было огромное. Их отношение ко мне было трогательное. Некоторые еще сохранили добрые воспоминания об отце и это отношение переносилось, я думаю, на меня. Простоту и отзывчивость окружающих меня людей, их участие ощущал каждый, кто с ними общался.

Мне очень хочется назвать людей, которые всегда в моем сердце и памяти. Это Евгения Николаевна Машукович, Илья Борисович Геккер, Александра Дмитриевна Топоркова, Владимир Николаевич Брюханов, Галина Петровна Харитонова, Алексей Петрович Сечейко, Евгения Митрофановна Симонова, Дмитрий Иванович Оглоблин, Израиль Давидович Брин, Михаил Иванович Баканов, Лидия Ивановна Якимчик, Георгий Никандрович Шеленков, Мария Федоровна Магарил, Павел Иосифович Филипкин, Валентина Константиновна Коростелева, профессор Вадим Николаевич Шерстобоев, Иосиф Соломонович Шаферман, Иван Георгиевич Старичков, Александр Валерианович Космаков, Елена Дмитриевна Усольцева, Нинель Михайловна Токарская, Мария Петровна Демина, Анатолий Николаевич Струков, Рувен Гедальевич Ильговский, Лева Усольцев (трагически рано ушедший жизни), Дмитрий Андреевич Климов, Михаил Вениаминович Научитель, Анна Тихоновна Прихотько, Илья Иванович Брянский, Людмила Афанасьевна Ковалевская, Буянто Саинсакович Санжиев, Леонид Лаврентьевич Кузнецов, Виталий Николаевич Петров, Алла Евгеньевна Щербакова, Герман Александрович Вендрих.

Может быть я кого-то и не назвала, но они не обидятся на меня. Безусловно, все мы были единым коллективом, работать в котором было одно удовольствии. Человеком, объединявшим всех нас, была Елена Максимовна - диспетчер института. Старейший сотрудник, она «царствовала» в 46 комнате. Елена Максимовна хорошо знала каждого, к каждому имела подход и в нужную минуту всегда оказывалась рядом. Расписание, составленное ею, удовлетворяло всех. До сих пор удивляюсь, как это ей удавалось. От нее исходила вся необходимая формация по работе. Ее любили все и относились к ней трепетно.

Знаменитая сорок шестая! Спасибо, что ты была в моей жизни! Ты явилась хорошим университетом не только для приобретения знаний, но и жизненного опыта, науки общения, уважения, поведения.

С присвоением другого статуса институту менялась и его структура. С середины 1970-х не стало нашей 46 комнаты, появились кафедры, разъединившие нас. Но встречи происходили на Советах, собраниях, заседаниях, конференциях. Я любила бывать на этих мероприятиях не только ради встреч, но и ради выступлений наших преподавателей – Г.Н. Шеленкова, Е.Н. Машукович, В.Н. Шерстобоева, Д.И. Оглоблина, И.С. Шафермана, В.Я. Оськина, М.И. Баканова, многих других и, конечно, Вениамина Николаевича Должных. Мне кажется, что его выступлений, всегда сдержанных, целенаправленных, логически выстроенных, ждали все. Меня поражала его безукоризненно правильная, грамотная речь, воздействие которой было удивительно. Его умение не только великолепно выступать, но и владеть вниманием аудитории, зажигать ее, восхищало. Для меня это были уроки не только общения, но и познания, и пропустить их я просто не могла.

Меня с этим умнейшим и интереснейшим человеком судьба сводила и вне стен института. Прекрасная лыжная компания сформировалась, и он был одним из вдохновителей. Лыжные походы продолжались в течение ряда лет, еженедельно с пельменями и весельем. Общение на свежем воздухе было бодрящим и радостным. Я вспоминаю постоянных участников этих походов: Михаила Ивановича Баканова, Лидию Михайловну Лежанкину с мужем Петром Харлампиевичем, Вениамина Николаевича Должных, Элу Николаевну Селищеву с мужем (их дача на Ершовском заливе и была нашей базой), Любовь Орлову с мужем, преподавателем кафедры физкультуры нашего института, Владимира Николаевича Брюханова, чету Оськиных (главных организаторов всех походов), Дмитрия Андреевича Климова, Нонну Аркадьевну Матвееву с мужем, Людмилу Афанасьевну Ковалевскую, Марию Савельевну Климову. Компания была постоянная, стабильная, но часто к ней примыкало много желающих, которые, как и мы, получали большой заряд для работы после таких замечательных походов, совершаемых, несмотря на сибирские морозы и стужу.

В институте я была занята не только профессиональной деятельностью. Выполняла большую общественную работу. В 1960-е годы начинала с профорга, была председателем художественного Совета, а в 1970-е отвечала за культурно-массовую работу в партбюро института.

Ответственным участком считаю работу председателя художественного Совета института. Этому было отдано много лет. Радость испытываю до сих пор за все, что делалось тогда, за результаты, а они были прекрасные первые места на городских смотрах художественной самодеятельности среди вузов города. Работа значительно облегчалась тем, что находила понимание, поддержку и живой интерес со стороны ректора института В.Н. Должных. Я снова говорю о нем, так как работа с ним доставляла истинное удовольствие. Он был человеком широкой эрудиции, глубоких знаний, к нему можно было обратиться с любым вопросом. Его понимание художественной самодеятельности отличалось профессионализмом суждений. Его высказывания, замечания при обсуждении номеров были очень ценными и они принимались всегда безоговорочно. Нашим танцевальным коллективам, чтецам (один Женя Руккер что стоил!), хору, инструментальному ансамблю равных не было. Заключительные вузовские смотры - концерты, потрясающе интересные, как правило, проходили в драмтеатре. Попасть туда всем желающим практически было невозможно. Студенты вузов горели желанием победить в смотрах, но победа часто была нашей и мы гордились ею.

В партбюро института за культурно-массовую работу в 1960-е годы отвечал Владимир Николаевич Брюханов. Человек высокой культуры, знаний, такта, он привносил много нового, интересного в программу проведения смотров, создавая своим присутствием спокойную и деловую обстановку. Его юмор был тонким и обезоруживающим. Он имел подход к любой «звезде» и это было великолепно. Даже самые строптивые и «уже отмеченные славой» соглашались с его мнением, поэтому любые вопросы решались с взаимопониманием.

Жаль, что сейчас университеты, академии, институты свернули эту работу, которая охватывала огромное число студентов и приносила всем большую радость. Некоторые участники самодеятельности стали профессионалами. И это не удивительно - уровень самодеятельности таким и был.

Студенческая жизнь тоже была интересной и этому немало способствовала администрация института. Комитет комсомола, профком активно работали под руководством ректората. В те годы профком возглавлял Елизов Николай. Прекрасный человек и хороший студент. Мне пришлось долго и много работать с ним. Воспоминания самые отрадные. Комитет комсомола возглавлял Латышев Борис, человек ответственный, отслуживший в армии, – для этой работы он был самой подходящей кандидатурой. После окончания института он работал в Облпане заместителем П.П. Силинского.

Многочисленные кружки института посещались студентами в соответствии с вкусами и желанием. Руководили ими профессионалы, нелегкий труд которых оплачивался институтом. Работали они с интересом, даже с огоньком, к смотру всегда готовили прекрасные номера. Пройти на институтский отборочный смотр было сложно, так как актовый зал не мог вместить всех желающих. Вся подготовительная оформительская работа осуществлялась студентами тщательно, с выдумкой, и всегда обращала на себя внимание.

Жизнь студентов не ограничивалась только смотрами художественной самодеятельности. Проводились вечера отдыха, диспуты, встречи с интересными людьми, конкурсы на звание лучшего факультета института, ежегодные конкурсные факультетские смотры, частыми были выходы в театры, на концерты, студенты имели возможность встречаться с артистами наших театров (в стенах института), которые приглашались администрацией. Студенты с удовольствием участвовали в первомайских, ноябрьских праздниках, вместе встречали Новый год, с юмором организовывали февральские и мартовские вечера.

Для студентов во все времена главным развлечением являлись танцы. Танцевали почти каждую неделю. Наш институт славился своим духовым оркестром, звуки которого далеко разносились через открытые окна по ул. К. Маркса. Танцевать под оркестр было радостью не только для студентов нашего вуза, но и для студентов вузов города. Попасть на танцы порой было очень трудно. Ответственность за их проведение возлагалась на профком, порядок гарантировался (тогда уже были дружинники), вход стоил рубль. Это всех устраивало, все оставались довольны, а профком - с небольшой прибылью. Собранные деньги тратились им по усмотрению. Комитету комсомола, профкому активности было не занимать. Досуг организовывался самими студентами и проводили его интересно и разнообразно.

В то время я возглавляла культурно-массовую работу института по линии партбюро и хотелось бы отметить, что эта работа была не из легких, но результаты часто радовали и это вдохновляло и приносило чувство удовлетворения. Я не останавливаюсь на работе научных кружков института. Это отдельный, серьезный и большой разговор. Научных кружков было много и они охватывали огромное число студентов. Многие студенты, занимавшиеся в различных кружках, посвятили себя науке и успешно работают в избранной ими области и сегодня.

Приятно сознавать, что институт всегда готовил отличные кадры для родного хозяйства и полностью укомплектовывался своими выпускниками, людьми знающими, деловыми, аналитически мыслящими, идущими в ногу со временем.

В октябре 1994 года институт получил новый статус. Теперь - это Государственная экономическая академия. Название соответствует ее содержанию, в чем убеждаешься, как только переступаешь ее порог. От души хочется пожелать дальнейшего успеха и процветания родному дому, который возглавляет замечательный ректор (доктор экономических наук, профессор, академик, выпускник нашего института) Михаил Алексеевич Винокуров, - человек огромной души, понимания, человек перспективный. Мы, пенсионеры, очень ему признательны за память, заботу о нас. Мы верим, что деятельность академии поможет России занять достойное место на мировой арене.

Я не прощаюсь с дорогим моему сердцу домом. Он всегда в памяти, моя благодарность ему беспредельна, так как он сформировал меня, мое отношение к работе, людям, ко всему, что люблю и всегда помню.